Привидения Николаева. Легенды и мифы Николаева.

Поделиться

Вместо предисловия. Распространены легенды о привидениях и в фольклоре города Николаева.
В послевоенные годы рассказывали о привидениях, которые «живут» на озере в Лесках, о «Даме в белом» со Спасского холма, о других — из района Ослячей горки, парка имени Петровского, скверика Коммунаров и т.п. С некоторыми привидениями мне даже лично пришлось встречаться, а о других слышал довольно экзотические легенды.

ПЬЯНЫЙ ГРЕК

Его история романтична и печальна. Рассказывали, что где-то в конце прошлого столетия пришла в Николаев за зерном турецкая фелюга, ошвартовалась под загрузку в морском порту. Команда по обычаю сошла на берег — развлечься и отдохнуть. Любимым местом моряков, естественно, была припортовая корчма.

Капитаном турецкой фелюги был пожилой грек, а его племянник работал в команде матросом. На берегу познакомился молодой грек с красивой девушкой по имени Харитина, дочерью хозяина корчмы. Полюбили молодые друг друга и решили пожениться. Отец Харитины свое согласие на брак дал, но поставил условие — на свадьбе непременно должны присутствовать родители жениха. Капитан фелюги заверил, что следующим рейсом привезет сватов да и сам будет гостем на свадьбе.

Судно закончило загрузку, перед отходом в море команда сошла на берег, прощальный вечер не обошелся, конечно, без выпивки. Когда молодой грек, попрощавшись с невестой, возвращался на судно, товарищи, бывшие уже достаточно на веселе, завели и его в корчму. А там пошло: то за здоровье, то за брата, то за свата, – так сильно набралась матросская братва, что уже и причал под ногами ходуном заходил, когда возвращались все толпой на свою фелюгу. Сошли с причала и начали во тьме переходить с судна на судно, добираясь к своей шхуне. От толчков на какой то миг разошлись борта, упал захмелевший юноша в черную щель и вынырнуть не успел – суда снова сомкнулись. Собрались матросы со всех судов, шхун, фелюг, бригантин, которые стояли в порту. До рассвета ныряли они в темную воду, шарили баграми и только к утру вытянули рыболовной сетью парня, разумеется, уже не живого. Капитан положил тело племянника в мешок с солью и повез его домой, за море.

Несчастная Харитина так сильно горевала, так убивалась за своим женихом, что отец, побаиваясь за здравый смысл дочки, решил как можно скорее выдать ее замуж. Девушка в отчаянии воле отца и не противилась. Не прошло и сорока дней с той трагической ночи, в корчме играли свадьбу: выходила Харитина за таможенника. Когда же молодые собрались уже идти со свадьбы домой, на пороге корчмы появилось перед ними привидение, в котором узнали утонувшего парня. Перепугались не на шутку и гости, и молодые, но ничего плохого, кроме испуга, так и не случилось.

После того продал отец Харитины корчму и перебрался в соседний Херсон, а молодые поселились на Старом Водопое, подальше от порта. Потомки их и до сих пор живут в том районе. В послевоенные годы показывали мне девочку, якобы внучку той Харитины, рассказывали также, что сопровождает ее везде приведение Пьяного Грека, оберегает от всяческих неприятностей.

АДМИРАЛ

Привидение Адмирала чаще всего встречается на улице Адмиральской, в районе бывшей Соборной площади. История его не настолько романтичная, как предыдущая. Дважды мне посчастливилось лично увидеть, сам «объект» легенды.

Впервые это произошло в начале 50-х годов. Я как и многие из николаевских пареньков тех лет, увлекался парусным спортом, летом ходил юнгой на яхте.

В тот раз наша «Чайка» возвращалась в яхт-клуб довольно поздно, около первого часа ночи. Был штиль, поэтому запоздали не только мы, но еще четыре-пять яхт различного класса, в том числе и краснодеревная красавица «Кореджа». Подгребаясь веслами, подталкиваясь шестами, подходили к «бочкам». В ночной тишине четко были слышны все скрипы, разговоры. Вдруг послышались возбужденные голоса: «Смотрите, смотрите, — Адмирал!».

Все обратили взгляды на освещенный тусклой электролампочкой балкон, где стоял начальник яхт-клуба дядя Петя. Рядом с ним стояла призрачная человеческая фигура, которая слегка колебалась, тускло светилась. Яхты стали на «бочки», к ним подошел яхт-клубовский «тузик» (маленькая шлюпка), взрослые яхтсмены пошли к берегу на нем, а мы, мальчишки, попрыгали в теплую воду и поплыли. Пока мы плыли, светлая фигура привидения стояла на балконе. Начальник яхт-клуба уже сошел вниз, взрослые закурили и оживленно обсуждали событие, причем оказалось, что сам дядя Петя никакого привидения рядом с собой не видел. Когда мы с ребятами доплыли до берега, видение с балкона уже исчезло.

Вторая встреча с «Адмиралом» состоялась в начале 80-х и была более насыщенной. В тот вечер я засиделся допоздна на Ингуле с удочками и возвращался домой по Ингульскому спуску возле старой стены судостроительного завода.

Вдруг из противоположной стены, где когда-то были каменные ступеньки, которые вели в скверик к мемориалу воинов-освободителей, вышла призрачная фигура мужчины лет пятидесяти. Одет он был в костюм времен Екатерины II: парик, треугольная шляпа, ботинки с пряжками, без шпаги, в руке – палка, на мундире блестели пуговицы, но орденов не было. Сквозь него просматривалась кладка стены. Видимость была очень четкой. Легкой походкой призрак прошел мимо, и меня обдала волна воздуха.

Сначала я оторопел, ноги стали тяжелыми и словно приклеились к мостовой, но когда призрак прошел мимо меня, я вспомнил, что умею делать кое-что с энергетикой и решил его остановить. «Адмирал» обернулся, осуждающе покачал головой и спокойно стал удаляться, а у меня сразу же исчезло желание оказать на него воздействие. Страшно нисколько не стало, просто исчезло желание общаться с ним. У меня до сих пор осталось чувство, будто призрак контролировал меня телепатически и заранее знал, что я захочу сделать. Дальше «Адмирал» прошел в сторону бомбоубежища, которое ранее было канатным складом, и исчез в стене под Флотским бульваром.

Кто это мог быть в жизни? Возможно, это тень Екатерининого вельможи, бывшим одним из основателей нашего города и со временем оказался незаслуженно забытым. А, возможно, это, наоборот, тень одного из тех прославленных флотоводцев, чьи бюсты стоят на одноименной улице возле бывшего штаба Черноморского флота, а ныне — Музея.

АРХИЕРЕЙ

Еще одна встреча с призраком тоже была довольно неожиданной, и вдобавок немного смешной. Впрочем, встреча с призраком – это всегда неожиданность, поскольку вызвать его или как-то руководить этой полевой субстанцией считалось невозможным.

В детстве мне довольно часто приходилось слышать историю о том, что в Богоявленском (ныне Корабельный район) якобы живет «Архиерей» — призрак священника, убитого и ограбленного ворами еще до революции. В конце восьмидесятых годов мне посчастливилось встретиться с ним и даже, если так можно высказаться, пообщаться.

В те годы моя семья получила землю под огород в степи около поселка Октябрьского… Пришло время выкапывать картофель. Проработав целый день на участке, я решил заночевать в поле. Ночь теплая и звездная, сухой травы и картофельной ботвы на огороде столько, что можно и копну для постели сложить, и костер разжечь. Огурцы и помидоры тоже на огороде нашлись, а если учесть принесенный из дома кусок сала и буханку хлеба, то голода бояться было нечего. Сидел я себе возле костра на копне и ужинал.

В окружающей темноте трещали во всю цикады, где-то изредка покрикивала ночная птица. Высокое небо, усеянное удивительно яркими звездами, как всегда в это время, было расписано неоновыми линиями августовского звездопада, а Млечный путь висел над головой, как и во времена чумакования прадеда Лэвка. В романтике ночной степи некоторым диссонансом были лишь огни самолетов, которые изредка взлетали и садились на аэродром, но это достижение цивилизации не разрушало очарования южной ночи. Провожая взглядом огни очередного самолета, заходящего на посадку, я заметил вдали мерцающее голубоватое пятно, медленно плывущее над полем. Движение его было довольно хаотическим – с частыми остановками и изменениями направления. Мерцающее пятно приблизилось метров на сто – сто пятьдесят. Я ел печеный картофель, лениво размышляя, что бы это могло быть. Подумалось – это рой мошек или светлячков. Припомнив, что искусство Спаса содержит в себе возможности влияния и на животное царство, решил «пообщаться» с этим роем. Создав «энергетическую петлю», «набросил» ее на мерцание и медленно попробовал «подтянуть» объект к костру. За умение управлять насекомыми я был готов в тот момент отдать все на свете. К моему удивлению и радости, облачко стало приближаться. Я направил его вправо — пошло! Влево – идет! Это было уже интересно. Я встал и начал «вести» очень осторожно, даже, можно сказать, нежно. И каково же было мое разочарование, когда вблизи в этом облачке стали просматриваться контуры человеческой фигуры. Мне стало понятно, что это всего лишь самый обычный призрак. А зачем он мне? Он существует по своим непонятным законам, появляется и исчезает по своему желанию, долго управлять им невозможно, пользы от него – никакой. Его нельзя ни измерить, ни взвесить, его не посадишь на картофель соседа вместо колорадского жука. О нем можно только детям сказочки рассказывать. Разочарованный, я снял с него «энергопетлю», сел и продолжил ужин.

Когда через несколько минут я поднял глаза, призрак все еще стоял неподалеку от костра и его было довольно хорошо видно. Это была прозрачная голубоватая мужская фигура в длинной, до пят, одежде. На голове – высокая шапка, в руке – посох с набалдашником. В состоянии сильного возбуждения призрак что-то якобы говорил и довольно быстро жестикулировал так, что «руки» развевались, будто длинные полотнища, и указывал посохом в сторону поселка. Я хотел объяснить, чтобы он медленнее двигался, но он остановился, сделал движение, как бы плюнув на землю, отчаянно взмахнул рукой, повернулся и начал довольно быстро удаляться, продолжая жестикулировать, пока не исчез во тьме.

автор Анатолий Скульский.

КАЗАЧКА

В те далёкие времена, когда Причерноморская степь ещё не была обжита, на полуострове образованном рекой Южный Буг его притоком Ингулом стоял турецкий форпост. А в степи были разбросаны небольшие хуторки казаков — абшиткованых. В одном из таких хуторков и жила вдова казачка со своей красавицей дочерью.

Однажды, во время подготовки очередного набега на турецкие крепости, появились на хуторе казаки разведчики- пластуны. Самый молодой из них влюбился в юную казачку и она ответила ему своей любовью. Всю ночь проговорили влюблённые, а на утро казаки ушли на разведку. Возвращаясь, по просьбе молодого казака, опять зашли на хуторок вдовы. Тогда же молодые и договорились о свадьбе, получив благословение матери юной казачки, после возвращения молодого с похода. При расставании подарила казачка суженному вышитый платок и дала клятву ждать его возвращения, а казак поклялся не забывать её и вернуться на их хуторок.

Когда тёмной ночью стремительные казацкие «чайки» скрылись во мгле, юная казачка продолжала всматриваться в волны лимана, шепча слова любви своему суженному.

Много времени прошло с той ночи, много Бугской воды вытекло в Чёрное море. Неудачным, для казаков, оказался поход, многие погибли, а молодой казак попал в плен, на галеры. Прикованный к веслу, не смог он передать весточку любимой. Так и пропал он на тех проклятых галерах.

А дивчина всё ждала и ждала своего любимого, выходя на крутой берег лимана и всматриваясь в неспокойные воды…

Приведение казачки и сейчас иногда можно увидеть лунной ночью на крутом берегу в районе парка Победы.

С нами связаться можно:

1) Отправив письмо по электронной почте info@han-tengry.mk.ua

2) Позвонить по телефонам:
+38 (0512) 72-15-21
+38 (067) 514-49-88
+38 (093) 920-69-95
+38 (099) 189-85-96